На минувшей неделе Сергей Гармаш заявил о своем уходе из «Современника». Поступок Сергея Леонидовича вызвал огромный резонанс: многие считают, что актер так и не смирился с назначением Виктора Рыжакова на пост худрука.

Ахеджакова – Гармашу: «Это не твой театр! Ты объявил войну и гордо хлопнул дверью»

Лия Ахеджакова, наоборот, поддерживает новое руководство. В письме, которое опубликовано по ее просьбе в Сети, четко отражена позиция актрисы. 

«Сережа, ты подставлял плечо Галине Борисовне, когда она болела и ей нужна была помощь. Но если тебе не нравится интеллигентный и талантливый режиссер В. Рыжаков, и у тебя имеются свои представления о том, в чьих руках по праву должен оказаться наш театр (наш, а не твой), то не стоило «стучать» на него в высоких кабинетах, искать единомышленников в труппе и подогревать ненависть, хамство и агрессию, когда театр оказался в такой страшной ситуации из-за проклятой пандемии. И твой героический уход из театра на глазах у всего коллектива очень хорошо читался после обращения В. Рыжакова, который озвучил планы театра по меньшей мере на три сезона — имена замечательных режиссеров, драматургов, композиторов, которые будут работать с нами, сотрудничество с БДТ и театром «Гешер» — работа, работа, работа… А ты объявил войну и по закону жанра — ты хороший артист! — гордо хлопнул дверью. Я пожелаю тебе всяческого добра», — написала Ахеджакова. 

Ахеджакова – Гармашу: «Это не твой театр! Ты объявил войну и гордо хлопнул дверью»

Бывшая коллега по сцене «Современника» Чулпан Хаматова так прокомментировала скандальную ситуацию. «В какой-то момент стало понятно, что Сергей Леонидович должен сделать какой-то внутренний выбор: или он готов работать, пробовать идти вперед, принимая нового художественного руководителя, или не готов — и тогда должен уйти. Мне кажется, это было достаточно логичным завершением. Я бы, как художник, поступила так же», — отметила Хаматова.

Напомним, Гармаш отдал «Современнику» более 36 лет своей творческой жизни. В открытом письме, опубликованном накануне ухода, актер утверждал, что после смерти Волчек в театре нет былого порядка. Положение дел он назвал «расправой над людьми, которые посвятили несколько десятилетий работе в труппе».

«Не могу поступить иначе, потому что помню все, что сказал у гроба Волчек. И если не могу это подтвердить и осуществить, я ухожу», — писал Сергей Леонидович.

Фото: Legion-Media

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here